За кого и Кого Богородица просит. (проп. от 14.10.2010г.)

Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

С праздником, родненькие! Сегодня мы празднуем заступничество Богородицы, празднуем Её милость на нас изливаемую, Её любовь, отмечаем, как любит нас Богородица, как живет для нас, как молит о нас, о каждом из нас и о всех вместе. И вот мы всегда говорим каждому: «Её заступничество дорого. За каждого Она молится». Но сегодня мы говорим о том, как о всех нас - о людях православных, о Храмах православных, о семьях православных, о странах православных – молится Богородица. 

Действительно, было это в 10 веке. Было это, когда неприятель подступал к православной стране, в граде Константинополе, во Влахернском Храме – в маленьком Храме, совсем маленьком, небольшом, с простой, плоской крышей. Он и сейчас этот Храм есть. И кто может постараться, в Стамбуле может попасть в этот Храм, только надо долго и упорно искать – трудно его найти сейчас в мусульманском огромном-огромном городе. Вот, святому Андрею явилась Божья Матерь, и спрашивает он своего ученика Епифания: «Видишь ли?», тот говорит: «Вижу, святый отче, вижу». И увидели они вдвоем – не весь Храм, а они вдвоем увидели – стоит Божья Матерь и простирает Свой Покров над всеми верующими, молящимися о том, чтоб Бог отвел беду, отвел беду от города того, от людей тех, от Церквей тех. И люди поверили, когда услышали то, что говорили этих два чистых, святых человека, поверили. И с тех пор, этот праздник отмечаем и мы. И мы должны верить в то, что Покров Богородицы всегда простирается над нами, всегда простирается над всеми, кто верит. Над всеми, кто еще слабо верит. Над всеми, кто еще только ищет веры.

Какой нам надо сделать вывод? Давайте задумаемся. Мы вот думаем, что Богородица просто так заступается. Какой болью дается Её заступничество, какой болью дается Её молитва, и какой болью дается Её Любовь? Ведь, действительно, родненькие, подумайте, Кого Она просит? И за кого Она просит? Кого и за кого Она просит? Распятого просит за распинающих. Убиваемого просит за убивающих. Мучимого просит за мучителей. Надо задуматься над этим. Потому что, как-то легко мы живем. Как-то каждый грех для нас незначительный грех. Как-то каждый грех для нас простой грех: «Ну сказал слово, ну посудил, ну обиделся, ну, не простил, ну сказал непроверенное, сказал клевету, ну, пошел донес, ну, пошел распространил ложь» - как-то легко дается всё. Обманул – ну и что? Обманул себе в пользу – ну и что? А ведь это боль. Боль Христа и боль Его Матери. 

Вот посмотрите, это подвиг Материнский. Да, наши матери тоже любят, но он молятся не за обидчиков, они молятся за детей своих, а обидчиков иногда и проклинают, и зла желают. А с какой же болью сопряжена молитва Богородицы? 

Чего Она от нас хочет? Она хочет, чтобы мы, хотя бы, были единомышленны, чтоб мы, хотя бы, стояли и вместе молились. Хотя бы, вера чтобы у нас была одна, не у каждого своя – понемножечку, по чуть-чуть. 

Родненькие, задумайтесь, почему этот праздник пришел к нам? Если бы тогда, в том Храме, каждый стоял и о своем просил, или вообще ничего не просил, или просто отбывал службу. Если бы в том Храме каждый думал о своем, и каждый бы судил, говорил: «Чего этот Андрей тут вообще стоит? Ему надо пойти туда, назад. Сюда надо знатных людей, вперед». Если каждый бы своего искал – узнали бы мы о том, о Покрове Богородицы? Узнали бы, но тогда был порыв у людей единый. Они знали, что есть беда, и они знали, что самим эту беду не отвести. И они знали, что эту беду отведет, и поможет им, и защитит только Господь, только Христос. И они вознесли свои молитвы. И вот там, где они собрались единым духом, единым сердцем, единой верой – перед лицом страшной беды, перед лицом погибели – Богородица была с ними рядом. Богородица вместе с ними молилась, Она присутствовала. И они смогли это увидеть. И они смогли это узнать. И они приняли это так, что уже вот сколько веков мы празднуем этот праздник, и просим Богородицу. 

Почему же в нашей жизни мы не видим этого Покрова, который есть, который мы пытаемся сбросить, прорвать для своей свободы. Для свободы своего греха. Для свободы своего эгоизма. Для свободы своей самости, своих желаний. Почему же мы его не видим? А Она всё равно, покрывает и покрывает. 

Вы знаете, один бы раз сказала: «Устала держать», один бы раз сказала: «Господи, да хватит их миловать, накажи их» - что бы от нас осталось? От всех вместе. От всех вместе, что бы от нас осталось? Ни один не был бы спокоен. Ни один не был бы удовлетворен. А каждому пришлось бы такой груз грехов своих на себя свалить – они бы просто раздавили нас. Но Бог их берет на себя. А Богородица поддерживает, Богородица Покровом держит. Родненькие, как это важно!

Но мы, почему-то, перед лицом любой беды, мы далеко не единомышленны. Далеко мы не вместе. Каждый своё, каждый для своего. Ну вот, пришла проблема. А человек говорит: «Это не моя проблема, это твоя проблема. Что мне то, что там должны повысить пенсионный возраст, мне бы, чтобы то, что для меня важно состоялось» - нет, родненькие. И старику тому тяжело работать, выработанный он; и тому рабочему тяжело работать. И законы должны такие быть, чтоб человеку хорошо было. Чтоб не процветало взяточничество, чтоб не процветала коррупция, чтоб не процветало бездушие, чтоб врач был врачом, милиционер был милиционером. А проблем у нас сейчас, ой как много! Ой, как много. Это не только «неприятель стоит» - неприятель уже везде, в каждой нашей больнице, в каждом нашем суде, в каждом нашем магазине. Он везде неприятель стоит. Везде это зло стоит. Везде человек, который жаждет зла, который жаждет обмануть, обвесить, обсчитать, обобрать. Человек, который только для себя живет. И мы рассеянные, подчиняемся этому злу. Нам лучше сбросить Покров. Нам лучше угодить, налить тот стакан пьянице, купить сигареты курильщику. Нам лучше заматериться вместе с тем, кто ругается. Нам лучше грязный анекдот прослушать и улыбнуться. Нам лучше, действительно, уплатить мзду, дать взятку. Но за нами идет тот, который не сможет уплатить. И за нами посмотрит медсестра, а за тем, кто за нами идет – не посмотрит, будет он лежать покинутый. 

Потеряли облик человеческий. Вот поэтому и не видим благодати Божьей. Поэтому тяжело. Поэтому трудно. Потому что, каждый сам по себе. И каждый сам для себя. И вроде бы молимся, а знаем, что просто, дано условие – где люди собраны во Имя Божье, там Христос. Где два, три, больше, триста – там Христос. А каждый сам по себе. Мы только рвем, мы только разрушаем. Мы только боль причиняем Его Матери, Ему и себе причиняем, и ближнему своему причиняем.

Нет у нас единого порыва. Мы не можем друг другу сказать: «Давай, брат, вместе сегодня с тобой бросим пить» - каждый сам по себе. А почему не вместе? Почему сын с отцом не скажет это? Почему невестка со свекровью не скажет: «Давай перестанем сегодня ругаться» - вместе! Почему соседи не скажут: «Давай, мы же православные, мы же христиане, над нами Богородица, ввек гнилого слова у меня из уст не выйдет на тебя. А из твоих – на меня». Сейчас многие скажут: «Что он говорит? Что он такое говорит? Да это невозможно!» А тогда это было возможно? А что, люди были другие? Не такие руки и ноги? Одного искали – Правды Божией. Больше искали. Думаете, тогда люди не падали? Думаете, тогда люди не грешили? Больше силы было. Силы веры. И знали больше. 

Дома свои освятили, думаем, Покров Богородицы будет? Ну, вы мусорное ведро детской пеленкой закроете? Ответьте мне, пожалуйста! Детской пеленкой, в которую ребенка закутываете – вы мусорное ведро закроете? 

Посмотрите, что в домах наших! Что у нас, каждый вечер телевизор мы смотрим. Что мы смотрим? Одну грязь смотрим. Какие слова в домах наших звучат? Где иконы стоят? Среди рюмок и бутылок иконы стоят! А это не мусорное ведро? Скандал за скандалом каждый день, грязь из нас исходит. А мы говорим: «Дом освятили. Всё хорошо. Всё в порядке. Плохо батюшка освятил (Если что не так получается)». А может быть, освятив дом, а может быть, поставив икону в доме – никогда больше туда не войдем с грязными мыслями – в свою квартиру, в свой дом – и уже никогда между нами ссоры не будет. Может, скажем: «На нас иконы смотрят!». Дитё маленькое стояло – не было телевизора, не было света, керосиновая лампа горела. Это у нас на Украине, а в России вообще, лучина была: стружечка была, вот так вот наструганная, над всем, что в доме, весь дом освещался. Пол каменный был, и икона одна висела. Но ребенок стоял, он боялся матери слово сказать плохое, боялся обмануть, потому что Богородица смотрела. Потому, что он не только икону видел, он за иконой видел Её Покров. Он видел Её живую. Он видел её настоящую. Он не смел взять без спросу – ему кушать хотелось – и тот кусочек хлеба лежал, а он знал: «Нельзя! Мама не разрешила». И сохраняла его Богородица. 

А мы? А, никто не увидит. Ну, соврал – не увидит. Ну, осудил – не увидит. Ну, позавидовал – не увидит. Ну, обманул – ну и что! Ну, включил, смотрю эту гадость, интересно ведь. Ну, интересно, а что там дальше будет? Кто ж кого убьет? И кто ж кого накажет? И как же оно решиться? И уже уткнулись.

Да рвется ж вот это освящение над домом! Да не войдет туда Богородица! Не войдет Она, Богородица, туда, где грязь. Не войдет Богородица туда, где ненависть. Что Она должна прикрыть? Сердца наши! Души наши! Жизнь нашу! От зла сохранить! Но не зло от зла сохранять! А чистоту от зла сохранять. Покровом не закрывают зло. А Покровом ограждают от зла, сохраняют от зла. 

Будем жить, родненькие. Будем жить так, чтобы в душе было чисто. И просить Её: «Богородица, сохрани меня». Будем жить так, чтоб в семье было чисто и верно. И будем просить: «Богородица, сохрани». Будем жить, чтоб в доме было чисто. Действительно, чтобы было чисто – смахни крошки со стола. Ну, и слово грязное не скажи в доме. Посмотрел новости, видишь, что плохое – выключи телевизор. И правильно делают люди, которые берут его и, вообще, покрывальцем каким покрывают. Да, в доме разные люди есть. Да, и еще много таких, что к Богу не пришли. Но где чисто – там всё будет чисто. Где не сорят – там будет чисто. Вот это важно, чтобы Она сохраняла то, что нужно сохранять, то, что необходимо сохранять. Сохраняла наши сердца, нашу жизнь – от зла, от ненависти, от противостояния, чтобы Она решала, как избавиться от неприятелей – и внутренних и внешних, от всех врагов жизни нашей. А нам бы не призывать этих врагов. Нам бы не призывать этих искушений и грехов. А нам бы, родненькие, вместе с Богородицей, вот как свой дом в чистоте держать, так и свою душу в чистоте держать. Так и Покров Божьей Матери не пачкать. Он не запачкается, не получится, потому что он Богородичный Покров. Но не пытаться так грешить и так грязнить, чтоб до него достать.

В этот день давайте задумаемся о чистоте: о чистоте наших помыслов, о чистоте нашей молитвы, о чистоте наших отношений, как мы заботимся друг о друге, как мы переживаем друг о друге, как мы видим чаяние другого, как мы видим, чем человек страдает. И давайте этим жить. Чтобы совместно. Больно человеку – рядом с ним быть. Одиноко человеку – рядом с ним быть. Переживает человек о своем положении – рядом с ним быть. И будем вместе. Опасность над нашей страной, а идет зима, идет зима. Мы знаем, опять начнутся эпидемии. Ближе к Храму, ближе к Богу, ближе к Богородице. Потому что их всё больше и больше этих болезней. И только отведет Божья воля. Божий промысел, Божья Любовь отведет их от нас. Ради наших детей, ради наших семей давайте поменьше обсуждать, давайте поменьше обижаться, давайте поменьше о себе думать, давайте поменьше своего искать, давайте поменьше хвастаться тем, чего вообще не заслужили. А давайте, побольше будем верить, верить искренне, что Господь с нами и Богородица за нас молится. Благодати вам всем Божией. Любви Божией. Любви Божией и Покрова Богородицы.

Родненькие, помните, как сказано в Евангелии. Если вычистишь свой дом, выметешь оттуда беса. Он чистый, он хороший, всё в нем хорошо. И если вернешь того беса обратно, что будет? Он с собой приведет и семь других. И будет вот это вот второе горше, нежели первое. Вот так нам и надо в жизни нашей думать. Мы пришли все к Храму, пришли все к вере, мы пришли все к Евангелию, пришли ко Христу. Мы ощутили милость Божию, ощутили любовь Божию, мы ощутили Божию поддержку, как Бог всегда с нами, и всегда поддерживает нас. Вот тут очень важно опять не впустить в свою душу зло. А это очень часто бывает. Человек просто номинально себя называет верующим и всё, но совершенно не становится лучше, чем был раньше. А иногда и хуже. Ну что, бросил курить, ну что, бросил пить – зато стал злобный, зато стал подозрительный, зато стал сплетничать, стал обижаться, в семье уже невыносимый, уже от всех всё требует, на всех давит. Свою волю проявляет, и всё. И что самое страшное, свою волю за волю Божию выдает. Всё прикрывается Богом, всё прикрывается верой. 

А как в Храме часто бывает? В Храме, мы должны знать, в Храме муха не должна лететь, но иногда её надо запустить. Для чего? Будет лететь муха – мы услышим её? Значит, мы стоим правильно в Храме. А если у нас, мы приходим в Храм, как что? Как на посиделки, мы приходим, как в клуб какой-нибудь поговорить – то здесь надо себе звоночек дать. Начал ты в Храме со сплетен, начал в Храме с обмена мнениями, начал в Храме с разговоров всяких – чем это закончится? Чем, к чему это приведет? Да молитвы не будет. Просто молитвы не будет. И пустой будет поход твой в Храм. Но не просто пустой – ты другому человеку помешаешь. 

И еще, в Храме стоим, смотрите как – плечом к плечу. Радоваться надо. У нас некоторые за место борются: «Это моё место, я тут всегда стою». Ну, подошел человек, вот тебе Бог и послал ближнего. Вот тебе Бог и послал ближнего, которого Он сказал любить. Мы все прекрасно знаем, и кто часто читает Евангелие, и кто редко читает – мы все прекрасно знаем «Люби ближнего своего»,- сказано - «как самого себя». Все эту фразу мы слышали. Вот он появился ближний, рядом стал, вся служба что? Вытеснение с места. Вот так вот, спиной, рукой, еще какой частью тела – лишь бы вытеснить. Больше ничем человек на службе не занят. А после службы, что? Вот посмотрите, что мы делаем? Что мы делаем? Да мы же просто разрушаем в себе всё человеческое. Бог пришел, Бог помог, Бог очистил. Уже держись вот этого богатства! Ну, зачем мы опять вот это страшное «Я» возвращаем? Ну, зачем мы это опять в душу впускаем? Только с каким чувством? «Я уже не просто хороший, а я уже верующий хороший» - какой мы верующий, кто будет судить? Бог. Не нам судить. 

Вера – это алмаз. Вера – это бриллиант. Вера – это золото, его береги и не показывай. Иначе всем будешь показывать, что? Украдут, заберут, побьют тебя и заберут. А ты знай, что у тебя есть богатство, значит, раздай всё, что у тебя есть. У тебя всё есть, на черный день есть, вот тот алмаз, который тебе всё одолеть поможет. Поэтому спеши: быстрей, быстрей люби, делай, твори, живи во Славу Божью. 

Где теряешь – там найдешь, где найдешь – там потеряешь. Так жизнь наша устроена. Нашел сплетника – потерял Божью милость в себе, потерял в себе частичку веры своей. Нашел молчание, нашел заботу – приобрел, приобрел. Молчание приведет к молитве. Забота приведет к любви. Ты же будешь заботиться, ты же будешь в этот момент - не грешить будешь, а ты человека с ложки накормишь. Ты человека прижмешь к себе. Ты человека выслушаешь, доброе слово ему скажешь. Ты же будешь тем теплом, которым Бог его согреет. Тем добром, которое Бог ему пошлет. Вот этим всем - ты будешь. Вот этим ты приобретешь. Ты обретаешь большее, нежели в себя обретать. Отдавая, ты обретаешь жизнь вечную, ты обретаешь Царство Божие.

Родненькие, давайте будем ценить всю жизнь, каждый день нашей жизни, каждое дыхание. Будем ценить то, что у нас в доме Евангелие лежит, и его можно открыть и прочитать. Будем ценить, что у нас Храм есть наш маленький, но который нам такую благодать дает, что можно плечо к плечу стоять, друг к другу стоять – не где-то по разным углам, а все вместе, одним дыханием. Храм, в котором, если заговорим – Службу сорвем. Значит, нам Сам Бог дает возможность не говорить, а слушать и молиться. И будем за это благодарить Бога. За всё будем благодарить Бога, за этот день чудесный. И за этот колокольный звон, который уже льется над нашим Храмом. Да, еще не совсем умело, но он уже звучит этот звон. Он уже звучит и зовет человека: «Покайся. Покайся, открой душу свою Богу. Отдай

Рубрика: