Иконопись. – Оригинальность орнаментов.

Относительно той отрасли художества,

которая впоследствии

приняла на Руси весьма

обширные размеры,

то есть церковного иконописания,

мы имеем из эпохи дотатарской одно только русское имя; то был Алимпий, монах Киево-Печерской обители, ученик тех цареградских мастеров, которые расписывали Печерский Успенский храм. В этой отрасли учителями нашими были исключительно греки ("греческое" и "корсунское" письмо). По-видимому, все главные храмы русские того времени расписывались греческими мастерами, и сохранившиеся образцы церковных фресок свидетельствуют о полном господстве на Руси современного им византийского стиля с его соответствующими религиозному настроению строгими ликами и умеренными, сухими тонами раскраски. Нет сомнения, однако, что уже в ту эпоху греческие мастера имели многочисленных русских учеников. Кроме икон, писанных на доске, внутренние стены храмов тогда сплошь покрывались фресковым расписанием, так что одни греки уже с самого начала не могли удовлетворять великому запросу на иконописцев и, конечно, исполняли свои работы при помощи русских учеников. Вероятно, к концу данного периода уже существовали русские товарищества, или "дружины" иконописцев, которые работали под руководством своих "старейшин" и брали подряды на расписание церквей, как это мы видим немного позднее в Новгороде и вообще в Северной Руси. Но мастера, руководящие такими дружинами, по-видимому, еще долгое время были греки. Так, по известию летописи, в конце XII века в Новгороде расписал одну церковь на воротах кремля Гречин Петрович; имя его, однако, обличает в нем не природного грека, а скорее южного славянина, прибывшего из пределов Греческой империи.

Иконопись Древней Руси - Благовещение Устюжское

Иконопись Древней Руси - Благовещение Устюжское, XII век

 

Стесненные твердо установленными преданиями и правилами греческого иконописания русские живописцы мало могли проявлять свои вкусы и свою творческую способность в произведениях этой отрасли искусства. Но есть другого рода памятники, которые наглядно свидетельствуют об их игривом воображении, об их способности не к одному только рабскому подражанию. Это рисунки заставок и заглавных букв, которыми обильно украшены страницы некоторых рукописных книг, дошедших до нас от той эпохи (начиная с Остромирова Евангелия). Образцами для них, конечно, послужили таковые же византийские и отчасти болгарские миниатюры; но русское художество внесло сюда много своеобразных подробностей, а также замечательное, живое сочетание красок и форм. Отличительную черту этих рисунков составляет прихотливое сплетение ремней и веток: с разными фантастическими зверями и птицами, особенно с драконами и змиями, которые своими хвостами перевивают фигуры людей и звериных чудовищ. Стиль этих произведений находится в полном соответствии с помянутыми выше затейливыми обронными узорами и изображениями на стенах суздальских храмов. Есть известия, что такие же обронные украшения на церковных стенах употреблялись не только на Северо-Восточной, или Суздальской Руси, но также и в Юго-Западной, или Волынско-Галицкой, и что скульптурные изображения покрывались еще разными красками и позолотой.

Иконопись Древней Руси - Спас Нерукотворный

Иконопись Древней Руси - Спас Нерукотворный. Новгородская школа, ок. 1100

 

Нет сомнения, что во всех подобных украшениях (орнаментах) в сильной степени проявилось самостоятельное русское художество и своеобразный русский вкус. Сей последний при известной даровитости племени с незапамятных времен воспитывался на роскошных образцах искусства и промышленности как греческой, так и восточной (преимущественно персидской), которые путем военной добычи, торговых и других сношений постоянно протекали в Восточную Европу, о чем наглядно свидетельствуют многие металлические изделия, покрытые изящными орнаментами, и остатки узорчатых тканей, находимые в могилах языческой Руси. Особенно замечательна в этом отношении пара турьих рогов, найденная в большом Черниговском кургане, окованная серебром с изображениями переплетающихся между собой фантастических птиц и растений[1].

Иконопись Древней Руси - Ангел Златые Власы

Иконопись Древней Руси - Ангел Златые Власы (Архангел Гавриил), конец XII века

 

 

 

[1] Сахарова "О рус. иконописании". СПб. 1850. Ровинского "История русских школ иконописания до конца XVII века" (Зап. Археол. Об. VIII. 1856). Буслаева "Общие понятия о Русской иконописи" (Сборник на 1866 г. Общества древнерус. искусства в Москве), "Христианские древности и Археология". СПб. 1863, 1864 и 1871. Изд. Прохорова. Его же "Русские древности". СПб. 1871 и 1875. "Древности Росс, государства", изданные роскошно по Высочайшему повелению, по рисункам академика Солнцева. М. 1849 - 53. "Памятники древнего росс, зодчества". Изд. Рихтером. М. 1851. Histoire de l'ornement russe du XI au XVI siecle d'apres les manuscripts. Avec 100 planches en couleur. Paris. 1872 - Издание, принадлежащее Художественно-промышленному музею в Москве, предпринятое его директором Бутовским. Своеобразное изящество собранных здесь русских орнаментов побудило знаменитого французского архитектора и ученого Виоле ле Дюка принять на себя особый труд, посвященный истории Русского искусства: L'art Russe, ses origines," ses elements constitutifs, son apogee, son avenir. Paris. 1877.

Талантливое сочинение Виоле ле Дюка, признающее за древнерусским искусством самобытное творчество и решительный перевес восточных, азийских влияний и элементов над западноевропейскими и отчасти над византийскими, возбудило оживление вопроса о Русском искусстве и вызвало довольно значительное число возражателей. Между цоследними наиболее заслуживают внимания: профес. Буслаев - "Русское искусство в оценке французского ученого" (Критич. Обозрение. М. 1879. №№ 2 и 5). СПб. Его же "Русское искусство и архитектура в России от X по XVIII век". СПб. 1878 (издание гр. Строганова). Аббата Мартынова – L'art Russe (Revue de l'Art chretien. II serie, tome IX). Его же Architecture Romane en Russie. Эти возражатели, хотя и указали некоторые слабые стороны труда Виоле ле Дюка, но не могли опровергнуть главных его положений. Между прочим, они поддерживают преувеличенное мнение о влиянии западного Романского стиля на архитектуру и орнаменты Суздальских храмов XII - XIII вв. Из числа сторонников Виоле ле Дюка особенно энергично выступил автор помянутой "Истории Русского орнамента" Бутовский в своей брошюре "Русское искусство и мнения о нем" etc. M. 1879.

Рубрика: